Сергей Варшавчик (warsh) wrote,
Сергей Варшавчик
warsh

Categories:

Алексей Исаев о мифах, связанных с Берлинской операцией


(с) Сергей Варшавчик

Исполняется 75-летие Берлинской наступательной операции, которая поставила точку в истории нацистской Германии. Битва эта до сих пор вызывает много вопросов. На некоторые из них мне ответил военный историк, кандидат исторических наук Алексей Исаев.

- Есть ли утвердившиеся в общественном сознании мифы, связанные с битвой за Берлин?

- Есть. Один из них о бессмысленности введения танков в город. Второй – об огромных бессмысленных потерях на Зееловских высотах. Хотя потери в битве за Берлин были вполне пропорциональны достигнутому результату и численности противника. А прорыв Одерского фронта вообще надо внести во все учебники, настолько грамотно он был проведен.

- А танки? Стоило ли вводить их в Берлин? В новейшей российской истории опыт штурма Грозного в 1995 году показал, что в условиях уличных боев бронетехника становится легкой добычей гранатометчиков.

- Прямая проекция опыта Грозного времен первой чеченской кампании на Берлин 1945-го некорректна: после войны развитие ручного противотанкового оружия ушло далеко от немецких "фаустпатронов" с дальностью стрельбы около 30 метров. У чеченских боевиков, имевших на вооружении РПГ-7, было куда больше возможностей. Не говоря уж о тактических различиях и разницы масштаба боев в Грозном и Берлине. В 1945-м танки в городе были крайне полезны – это были бронированные платформы для орудий, хорошо защищенные от стрелкового оружия и осколков снарядов и мин.



- Откуда взялось устойчивое представление, что Жуков повинен в огромных неоправданных жертвах при штурме так называемых Зееловских высот – оборонительных рубежей на многочисленных холмах недалеко от города Зеелов, прикрывавших Берлин с востока? Было ли действительно необходимо их штурмовать, и каковы реальные потери с обеих сторон?

- Этот «вброс» был сделан в рамках политической кампании 1957 года, после снятия Жукова с поста министра обороны СССР. Нужно было, в частности, отвлечь внимание от неудач 1-го Украинского фронта под Баутценом, где противником был нанесен результативный контрудар. А Одерский фронт, хоть немцы и готовили его к обороне в течение двух месяцев, в итоге был пробит на узком фронте в районе Платкова, в полосе 9-й воздушно-десантной дивизии немцев. И безвозвратные потери 69-й и 8-й гвардейской армий на "Зееловских высотах" (строго говоря, такого топонима в Германии не было) составили около 4 тысяч человек.

- Но после войны некоторые участники операции утверждали, что можно было просто окружить Берлин и дождаться капитуляции гарнизона.

- У Красной армии уже был опыт "окружить и дождаться" – Кенигсберг и Бреслау. Оба примера показывают, что ждать можно было неделями, а на войне каждый день – это неизбежные потери. Поэтому нужно было как можно быстрее завершить штурм, не дав противнику закрепиться в городе.



- Почему осенью 1944 года Сталин заменил командующего 1-м Белорусским фронтом Рокоссовского на Жукова?

- Сужение и уплотнение фронта требовало высочайшей квалификации на ключевом, Берлинском направлении. Рокоссовский до этих требований, при всем уважении, не дотягивал. Это продемонстрировала борьба за Данциг в марте 1945 года, когда Рокоссовский, несмотря на переданную ему танковую армию, не смог отсечь отступавшего к Данцигу и Гдыне противника. В результате эти города пришлось долго штурмовать, ведя ожесточенные уличные бои.

- В феврале-марте 1945 года советские войска вышли к Одеру и Нейсе, до Берлина оставалось 60 километров. Что было бы, продолжи Красная армия наступление?

- Штурм Берлина в феврале или даже марте 1945 года был малореален. Во-первых, до 23 февраля пропуск железнодорожных эшелонов через город Познань был заблокирован, а значит, снабжение войск на одерских плацдармах было затруднено. Во-вторых, посыпались контрудары резервных сил немецкого командования, что привело, в частности, к временному окружению 4-й танковой армии. А в марте 1945-го в Силезии немцы нанесли чувствительный контрудар по 3-й гвардейской танковой армии под Лаубаном. В такой ситуации бросок на Берлин был бы чистой воды авантюрой.



- Жуков вспоминал, что при подготовке наступления большое значение придавалось фактору внезапности. Что он имел в виду?

- Внезапность вообще была коньком Георгия Константиновича. Взять хотя бы паузу 15 апреля 1945 года после разведки боем 14 апреля на Кюстринском плацдарме на реке Одер. Она действительно ввела немцев в заблуждение относительно даты начала Берлинской операции.

- Правда ли, что Сталин поощрял соперничество между Жуковым и Коневым, командовавшими 1-м Белорусским и 1-м Украинским фронтами? И кто из них в итоге добился больших успехов?

- Если быть точным, речь идет не о каком-то «соревновании», а о поиске Сталиным "плана Б", когда наступление 1-го Белорусского фронта с Кюстринского плацдарма стало отставать от графика. Сталин попытался активизировать действия 1-го Украинского и 2-го Белорусского фронтов. Но реальных шансов подстегнуть 2-й Белорусский фронт, стоявший на берегу затопленной немцами при отступлении дельты между двух рукавов Одера, было мало. А вот у 1-го Украинского были, по крайней мере на бумаге, неплохие шансы прорваться к Берлину с юга. У Конева имелись и свои "домашние заготовки" поворота на Берлин. Однако 1-й Белорусский фронт все-таки набрал темп и попал в Берлин первым, а войска 1-го Украинского застряли на Барут-Цоссенском рубеже к югу от германской столицы.



- Берлин взяли намного быстрее, чем, например, Будапешт. Почему? Ведь это столица, в ней находилась основная часть руководства Третьего рейха.

- От штурма Берлина советские войска ничто не отвлекало. В Будапеште же значительные силы отвлекались на отражение деблокирующих ударов, а в самом штурме участвовали мизерные силы танков и «самоходок», буквально несколько рот. Кроме того, от Берлина были отсечены крупные силы немецкой 9-й армии и город оборонял в основном фольксштурм, части ПВО, полиция, пожарные и т.п.

- Ходили разговоры, что кое-кто из нацистской верхушки сумел покинуть Берлин и потом спокойно доживал где-то в Южной Америке. Были случаи прорывов из города?

- В ночь на 1 мая была попытка прорыва силами дивизии СС "Нордланд". Основная ее часть была рассеяна на Фридрихштрассе, к северо-востоку от рейхстага. Пешие группы тоже ушли недалеко, большая их часть была взята в плен. Кстати, с ними был и рейхсляйтер, личный секретарь Гитлера Мартин Борман. Там он и погиб, что в конце 1990-х подтвердило исследование его останков, обнаруженных в Берлине, и экспертиза ДНК. Что касается останков Гитлера и Геббельса, то их опознание было проведено советскими судебно-медицинскими экспертами, а потом специально созданной комиссией, проведшей дополнительные раскопки и обнаружившей, в частности пригодные для идентификации фрагменты челюстей и зубов, направленные потом в Москву для исследования.



- А наши союзники имели шанс войти в Берлин раньше нас?

- Да, но для этого им нужно было радикально менять стратегию, причем еще в марте 1945 года. В апреле шансов у них уже не было. Кроме того, у советского руководства был мощный рычаг давления на американцев – обещание принять участие в военной кампании на Дальнем Востоке.

- Во время штурма Берлина было две попытки переговоров. Первый представитель берлинского гарнизона вернувшись в город застрелился. Почему? И кто принял на себя окончательное решение о капитуляции?

- Первым после смерти Гитлера в ночь на 1 мая 1945 года пошел на переговоры начальник штаба верховного командования сухопутных войск вермахта Ханс Кребс. Но его предложения носили политический характер, и речь шла о перемирии – капитуляцию он вообще не хотел обсуждать. Когда же заключать перемирие советское командование отказалось, Кребс вернулся в Берлин и застрелился в коридоре фюрербункера. Окончательное же решение принял комендант Берлина, командующий обороной города генерал Хельмут Вейдлинг. Именно он на командном пункте командующего 8-й гвардейской армией генерала Василия Чуйкова в ночь на 2 мая 1945 года подписал капитуляцию немецких войск и вместе с остатками гарнизона сдался в плен.



- А какова роль Рокоссовского в Берлинской операции? Он справился со своими задачами?

- И к началу битвы за Берлин, и к штурму города Рокоссовский опоздал. Но его 2-й Белорусский фронт форсировал Одер под Штеттином и занял Западную Померанию, лишив берлинский гарнизон надежды на помощь германской 3-й танковой армии.

- Правда ли, что Берлинская операция стала крупным сражением в истории?

- Нет. Но, безусловно, битва за Берлин, завершившаяся быстрым штурмом крупного европейского города – это впечатляющая операция.

- А какая из битв считается самой крупной?

- Крупнее объективно были протяженные по времени битвы, длившиеся по многу месяцев с вводом свежих сил сторонами в процессе боев. Например, Сталинградское сражение или битва за Москву.

Спешиал фор


Tags: Вторая мировая, война, жижисты, интервью
Subscribe

Posts from This Journal “интервью” Tag

promo warsh september 8, 2012 14:52 35
Buy for 500 tokens
    (с) warsh Посетить Париж и не побывать на Эйфелевой башне, это всё равно, что познакомиться с девушкой и... не потанцевать с ней.     (с) Анна Варшавчик Ничего удивительного, что встреча со всемирной достопримечательностью окрылила меня.     (с) warsh…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments