Сергей Варшавчик (warsh) wrote,
Сергей Варшавчик
warsh

Categories:

Самый страшный район Москвы

                      
                       (с) warsh

До революции.

Местность, известная в Москве как Хитровка, находится между Покровским бульваром и улицей Солянкой.

История Хитровки началась с Хитровской площади, названной так по фамилии генерала Н.З. Хитрово (зятя фельдмаршала Кутузова). Генерал владел домом в этом районе и задумал построить рядом большой рынок для торговли зеленью и мясом. Кстати, особняк Хитрово сохранился и стоит на углу Яузского бульвара и Подколокольного переулка во дворе сталинского дома.

Когда-то на месте Хитровского рынка стояли две усадьбы, но они сгорели в 1812 году. Долго никто не брался за восстановление этих особняков, а их владельцы оказались не в состоянии платить налоги. И вот в 1824 году генерал Хитрово выкупил эти владения и устроил площадь, которую затем подарил городу.

В 1827 году Хитрово скончался, а торговые ряды сменили владельцев. Площадь стала понемногу преображаться: если раньше с трех незастроенных сторон были палисадники, то теперь появились торговые ряды. А в праздники и в воскресные дни торговля охватывала и саму площадь, где устанавливали переносные лотки.

В 60-е года XIX века на Хитровской площади построили навес, где расположилась московская биржа труда. Сюда в поисках работы стекались рабочие, освобожденные от крепостной зависимости крестьяне и даже безработная интеллигенция. В основном, на Хитровской бирже нанимали прислугу и сезонных рабочих. Биржевики становились «легкой добычей» для карманников. Далеко не всем удавалось найти заработок, и многие так и оседали в окрестностях Хитровки, промышляя нищенством.

Постепенно вокруг Хитровской площади стали открываться недорогие харчевни и трактиры, благотворительные организации бесплатно кормили неимущих, а окрестные дома превратились в ночлежки или доходные дома с дешевыми квартирами. И к середине XIX века Хитровка превратилась в один из самых зловещих и неблагополучных районов Москвы.

Городские власти старались не соваться в этот район. И на то были причины! Достаточно почитать описание нравов Хитровки в книге «Москва и москвичи», Владимира Гиляровского:

«Мрачное зрелище представляла собой Хитровка в прошлом столетии. В лабиринте коридоров и переходов, на кривых полуразрушенных лестницах, ведущих в ночлежки всех этажей, не было никакого освещения. Свой дорогу найдет, а чужому незачем сюда соваться! И действительно, никакая власть не смела сунуться в эти мрачные бездны.… Двух- и трехэтажные дома вокруг площади все полны такими ночлежками, в которых ночевало и ютилось до десяти тысяч человек. Эти дома приносили огромный барыш домовладельцам. Каждый ночлежник платил пятак за ночь, а «номера» ходили по двугривенному. Под нижними нарами, поднятыми на аршин от пола, были логовища на двоих; они разделялись повешенной рогожей. Пространство в аршин высоты и полтора аршина ширины между двумя рогожами и есть «нумер», где люди ночевали без всякой подстилки, кроме собственных отрепьев…

В доме Румянцева была, например, квартира «странников». Здоровеннейшие, опухшие от пьянства детины с косматыми бородами; сальные волосы по плечам лежат, ни гребня, ни мыла они никогда не видывали. Это монахи небывалых монастырей, пилигримы, которые век свой ходят от Хитровки до церковной паперти или до замоскворецких купчих и обратно.

После пьяной ночи такой страховидный дядя вылезает из-под нар, просит в кредит у съемщика стакан сивухи, облекается в страннический подрясник, за плечи ранец, набитый тряпьем, на голову скуфейку и босиком, иногда даже зимой по снегу, для доказательства своей святости, шагает за сбором.
И чего-чего только не наврет такой «странник» темным купчихам, чего только не всучит им для спасения души! Тут и щепочка от гроба господня, и кусочек лестницы, которую праотец Иаков во сне видел, и упавшая с неба чека от колесницы Ильи пророка.

В доме Румянцева кроме ночлежки работали два трактира («Пересыльный» и «Сибирь»), а в доме Ярошенко — трактир «Каторга». Это были неофициальные названия, распространенные среди хитрованцев. Причем каждый трактир посещала публика определенного типа. В «Пересыльном» бывали нищие, бездомные и барышники. «Сибирь» собирала карманников, воров, крупных скупщиков краденого, а в «Каторге» встречались воры и беглые каторжане. Заключенный, вернувшийся из тюрьмы или из Сибири, почти всегда приходил на Хитровку, где его встречали с почетом и пристраивали «на работу».

Чище других был дом Бунина, куда вход был не с площади, а с переулка. Здесь жило много постоянных хитрованцев, существовавших поденной работой вроде колки дров и очистки снега, а женщины ходили на мытье полов, уборку, стирку как поденщицы. Здесь жили профессионалы-нищие и разные мастеровые, отрущобившиеся окончательно. Больше портные, их звали «раками», потому что они, голые, пропившие последнюю рубаху, из своих нор никогда и никуда не выходили. Работали день и ночь, перешивая тряпье для базара, вечно с похмелья, в отрепьях, босые. А заработок часто бывал хороший. Вдруг в полночь вваливаются в «рачью» квартиру воры с узлами. Будят.

— Эй, вставай, ребята, на работу! — кричит разбуженный съемщик.

Из узлов вынимают дорогие шубы, лисьи ротонды и гору разного платья. Сейчас начинается кройка и шитье, а утром являются барышники и охапками несут на базар меховые шапки, жилеты, картузы, штаны. Полиция ищет шубы и ротонды, а их уже нет: вместо них — шапки и картузы.

В острый угол, образованный Петропавловским и Певческим (Свиньинским) переулками, вписан дом, который называли Дом-утюг. Хозяином здания был Кулаков. Мрачнейший за ним ряд трехэтажных зловонных корпусов звался «Сухой овраг», а все вместе — «Свиной дом». Он принадлежал коллекционеру Свиньину. Отсюда и кличка обитателей: «утюги» и «волки Сухого оврага».

Почти сразу после Октябрьской революции дом-утюг и Кулаковка стали приходить в упадок. Ночлежники отказались платить хозяевам за ночлег, а хозяева, не найдя, кому на это пожаловаться, бросили свое предприятие. Сейчас от хитровских ночлежек остались только подвалы и частично первые этажи, а все остальное перестроено.

Кроме того в послереволюционные годы на Хитровке резко возросла преступность. В связи с этим в 1920-х Моссовет принял решение снести Хитров рынок, а 27 марта 1928 года на площади устроили сквер. Тогда же старые ночлежки преобразовывали в жилтоварищества.

via
Tags: дореволюционная Россия, криминал, прогулки по Москве, ужасы нашего городка
Subscribe

Posts from This Journal “ужасы нашего городка” Tag

promo warsh september 8, 2012 14:52 35
Buy for 500 tokens
    (с) warsh Посетить Париж и не побывать на Эйфелевой башне, это всё равно, что познакомиться с девушкой и... не потанцевать с ней.     (с) Анна Варшавчик Ничего удивительного, что встреча со всемирной достопримечательностью окрылила меня.     (с) warsh…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments