Сергей Варшавчик (warsh) wrote,
Сергей Варшавчик
warsh

Categories:

С августовским утром


(с) warsh

Когда я вижу человека в форме австро-венгерской армии, я тут же вспоминаю о бравом солдате Швейка Ярослава Гашека. Моя любимая книга юности, которая весело и непринужденно издевалась над идиотизмом в армии и политике.

- Наш обер-лейтенант Маковец говорил: «Дисциплина, болваны, необходима. Не будь дисциплины, вы бы, как обезьяны, по деревьям лазали. Военная служба из вас, дураки безмозглые, людей сделает!» Ну, разве не так? Вообразите себе сквер, скажем, на Карловой площади, и на каждом дереве сидит по одному солдату без всякой дисциплины. Это меня ужасно пугает.

- Не прикидывайтесь идиотом.

- Ничего не поделаешь, - серьезно ответил Швейк. - Меня за идиотизм освободили от военной службы. Особой комиссией я официально признан идиотом. Я - официальный идиот…

- Как-то в Нуслях, как раз у моста через Ботич, когда я ночью возвращался от "Банзета", ко мне подошел один господин и хвать арапником по голове; я, понятно, свалился наземь, а он осветил меня и говорит: "Ошибка, это не он!" Да так эта ошибка его разозлила, что он взял и огрел меня еще раз по спине. Так уж человеку на роду написано - ошибаться до самой смерти.

- В то время как здесь короля били тузом, далеко на фронте короли били друг друга своими подданными.

- Не представляю себе, - произнес Швейк, - чтобы невинного осудили на десять лет. Правда, однажды невинного приговорили к пяти годам — такое я слышал, но на десять — это уж, пожалуй, многовато!

- Какие оскорбления наносятся государю императору спьяна? Всякие. Напейтесь, велите сыграть вам австрийский гимн, и сами увидите, сколько наговорите. Столько насочините о государе императоре, что если бы лишь половина была правда, хватило бы ему позору на всю жизнь.

- Меня тоже осматривали судебные врачи, - когда я за кражу ковров предстал перед присяжными. Признали меня слабоумным. Теперь я пропил паровую молотилку, и мне за это ничего не будет. Вчера мой адвокат сказал, что если уж меня один раз признали слабоумным, то это пригодится на всю жизнь.

- Без жульничества тоже нельзя. Если бы все люди заботились только о благополучии других, то еще скорее передрались бы между собой.

- Кто лю­бит го­во­рить двус­мыс­лен­нос­ти, сна­ча­ла дол­жен их об­ду­мать. От­к­ро­вен­ный че­ло­век, у ко­то­ро­го что на уме, то и на язы­ке, ред­ко по­лу­ча­ет по мор­де. А ес­ли уж по­лу­чит, так по­том во­об­ще пред­поч­тёт на лю­дях дер­жать язык за зу­ба­ми. Прав­да, про та­ко­го че­ло­ве­ка ду­ма­ют, что он ко­вар­ный и ещё бог весть ка­кой, и то­же не раз от­лу­пят как сле­ду­ет, но это всё за­ви­сит от его рас­су­ди­тель­нос­ти и са­мо­об­ла­да­ния.

- Вот видите, - сказал Швейк. - Все это каждый должен претерпеть ради государя императора. И выкачивание желудка и клистир.

- Куда приятнее чистить на кухне картошку, скатывать кнедлики и возиться с мясом, чем под ураганным огнем противника, наложив полные подштанники, орать: «Einzelnabfallen! Bajonett auf!» (Один за другим! Примкнуть штыки! (нем.))

- Кто из вас умер, пусть явится в течение трех дней в штаб корпуса, чтобы труп его был окроплён святой водой…

- Я человек весьма терпимый, могу выслушать и чужие мнения.

- Идти под конвоем полицейского - это тяжелый момент в жизни каждого человека. Но если человек даже в этот тяжкий момент не забывает, что ему надлежит делать при объявлении войны, то, думаю, такой человек не так уж плох.

- Люди, которых коробит от сильных выражений, просто трусы, пугающиеся настоящей жизни, и такие слабые люди наносят наибольший вред культуре и общественной морали.

- Она перевернула вверх дном всю квартиру, но понемногу ее энергия в устройстве гнездышка начала иссякать, и разгром постепенно прекратился.

- Эту корову должны были, по крайней мере, недели две мариновать в уксусе, ну, если не корову, то хотя бы того, кто ее покупал, - заявил Швейк.

- Вообще всё на свете вдруг показалось ему таким гнусным и отвратительным, что он почувствовал потребность напиться и избавиться от мировой скорби.

- Не всем же быть умными. В виде исключения должны быть также и глупые, потому что если бы все были умными, то на свете было бы столько ума, что от этого каждый второй человек стал бы совершеннейшим идиотом.

- Великой эпохе нужны великие люди. Но на свете существуют и непризнанные, скромные герои, не завоевавшие себе славы Наполеона. История ничего не говорит о них. Но при внимательном анализе их слава затмила бы даже славу Александра Македонского.

Беда, когда человек вдруг примется философствовать — это всегда пахнет белой горячкой.

В сумасшедшем доме каждый мог говорить все, что взбредет ему в голову, словно в парламенте.

- Если слово "Швейк" станет новым ругательством в пышном венке бранных слов, то мне останется только удовлетвориться этим обогащением чешского языка.

- Сочинять историю впрок - увлекательнейшее занятие.

- Осторожность никогда не бывает излишней, а излишество вредит.

- От стен полицейского управления веяло духом чуждой народу власти.

- Вообще все в армии уже воняет гнилью, - сказал вольноопределяющийся, укрываясь одеялом. — Массы пока еще не проспались. Выпучив глаза, они идут на фронт, чтобы из них сделали там лапшу; а попадет в кого-нибудь пуля, он только шепнет: «Мамочка», — и все. Ныне героев нет, а есть убойный скот и мясники в генеральных штабах. Погодите, дождутся они бунта. Ну и будет же потасовка! Да здравствует армия! Спокойной ночи!»

- Великая бойня - мировая война - также не обошлась без благословения священников.

- Полковые священники всех армий молились и служили обедни за победу тех, у кого стояли на содержании. Священник появлялся во время казни взбунтовавшихся солдат; священника можно было видеть и на казнях чешских легионеров. Ничего не изменилось с той поры, как разбойник Войтех, прозванный "святым", истреблял прибалтийских славян с мечом в одной руке и с крестом - в другой.

- Оно ведь нелегко - куда-нибудь влезть. Влезть-то сумеет каждый, но вылезть - в этом и заключается настоящее военное искусство. Когда человек куда-нибудь лезет, он должен знать, что вокруг происходит, чтобы не сесть в лужу, называемую катастрофой.

Уважение к начальству, знание устава и присутствие духа на военной службе - это все. А если к этим качествам присовокупить еще и доблесть, то ни один неприятель не устоит перед нами.

- Послал черт на нашу голову этих штатских! Чем образованнее, тем глупей.

- Не полагается, но допускается. ...На свете вообще много чего не полагается, что допускается. Главное, попытаться сделать то, чего делать нельзя.

А если учесть, что вчера исполнилось 103 года началу Первой мировой войны, которую затеяли австро-венгры...

(с) warsh

А как вы относитесь к Гашеку, Швейку, Авсро-Венгрии и Первой мировой?

+24°...+27°,
Tags: любимые книги, реконструкция, утро, цейхгауз
Subscribe

Posts from This Journal “реконструкция” Tag

promo warsh september 8, 2012 14:52 35
Buy for 500 tokens
    (с) warsh Посетить Париж и не побывать на Эйфелевой башне, это всё равно, что познакомиться с девушкой и... не потанцевать с ней.     (с) Анна Варшавчик Ничего удивительного, что встреча со всемирной достопримечательностью окрылила меня.     (с) warsh…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments