Сергей Варшавчик (warsh) wrote,
Сергей Варшавчик
warsh

Categories:

На месте гибели мужа


(с) warsh

Маргарита Нарышкина, в 1-м браке Ласунская, во 2-м браке Тучкова, основала Спасо-Бородинский женский монастырь.

Старшая дочь подполковника Михаила Петровича Нарышкина от брака с княжной Варварой Алексеевной Волконской, имя своё получила в честь бабушки по матери, Маргариты Родионовны Кошелевой, которая, в свою очередь, была названа в честь своей матери «Гриты», или Маргариты Глюк — дочери пастора Глюка.

Кроме Маргариты, в семье Нарышкиных росло ещё пять дочерей и два сына. Девочка с самых ранних лет отличалась страстным, нервным и восприимчивым характером, любила чтение и музыку и была одарена замечательным голосом. Она была высокого роста и очень стройна, но черты лица были неправильны, и единственная её красота состояла в поразительной белизне кожи и в живом выражении зелёных глаз.

В 16 лет Маргарита Михайловна вышла замуж за Павла Михайловича Ласунского, сына генерал-поручика М. Е. Ласунского. Генеральская вдова, будучи весьма дружна с Нарышкиными, условилась о браке их детей. Павел Ласунский охотно согласился на женитьбу благодаря светскому положению и приданому невесты. Что касается Маргариты, то она была юна, ей было достаточно, что жених отлично говорит по-французски, красив и умен.

Брак был кратковременным и неудачным, через два года Маргарита развелась с мужем. Ласунский оказался кутилой и игроком, всё время он проводил с друзьями; будучи человеком развратным, он предложил жене не скучать и выбрать себе предмет развлечения в кружке его приятелей. Тайна супружеских отношений стала известна матери Маргариты, Варваре Алексеевне, и она потребовала немедленного развода. Репутация молодого Ласунского была уже настолько известна в Петербурге, что развод был получен легко. Маргарита Михайловна получила позволение вернуться, под именем девицы Нарышкиной, в дом родителей.

С Александром Тучковым Маргарита Михайловна познакомилась ещё в пору первого несчастливого замужества. Молодые люди полюбили друг друга. Узнав о разводе, он не замедлил посвататься. Но Нарышкины были так напуганы неудачей первого брака дочери, что ответили отказом. Они долго не давали согласия на её второй брак. Свадьба состоялась лишь в 1806 году и для 25-летней Маргариты Михайловны наступили короткие годы полного счастья замужества. Она гордилась красотой мужа, которого сравнивали в обществе с Аполлоном, его храбростью и доблестью.

Маргарита Михайловна сопровождала мужа в шведском походе и разделяла с ним все трудности военной жизни, сопровождая его не раз верхом в форме денщика, спрятав косу под фуражку, поскольку женам было запрещено находиться при армии в походе. В её лице впервые в русской армии появилась сестра милосердия. Она создавала пункты питания для голодающего населения в местностях, охваченных боями. В Финляндской кампании она жила в лютую стужу в палатке, ей приходилось пробираться с войсками среди снежных заносов, переправляться через реки по пояс в ледяной воде.



В 1812 году Маргарита Михайловна не могла следовать за мужем. В это время она схоронила старшего сына, младшего Николая отняла от груди, она кормила его сама. Было решено, что она проводит мужа до Смоленска и отправится к родителям в Москву. Из Москвы Нарышкины уехали в своё костромское имение, Маргарита Михайловна пожелала остановиться в уездном городке Кинешме, где 1 сентября 1812 года узнала от брата Кирилла Михайловича о смерти мужа, убитого в Бородинском сражении.

Кирилл Михайлович Нарышкин был адъютантом Барклай-де-Толли, он ехал в армию и заехал к сестре, чтобы сообщить о смерти её мужа. В продолжение нескольких лет Маргарита Михайловна не могла видеть брата, чтобы не вспоминать о их встрече в Кинешме, и с ней делалось дурно при его появлении.

По преданию Маргарита Михайловна предчувствовала гибель мужа: во сне она услышала слова «Твоя участь решится в Бородине» («Ton sort finira à Borodino»). Это случилось задолго до сражения под Бородино. Она и муж безуспешно искали на карте название селения и не нашли его в карманном географическом атласе.

Маргарита поехала на поле битвы искать тело мужа: из письма генерала Коновницына она знала, что Тучков погиб в районе Семёновского редута. Поиски среди десятков тысяч павших ничего не дали: тело Александра Тучкова так и не было найдено. Она принуждена была вернуться домой.

Перенесенные ею ужасы так отразились на её здоровье, что некоторое время домашние опасались за её рассудок. Немного оправившись, она приняла решение построить на свои средства на месте гибели мужа храм. Она продала свои бриллианты и при содействии императрицы Марии Фёдоровны купила три десятины земли, где в 1818 году начала строить Храм Спаса Нерукотворного. Наблюдая за постройкою церкви, Тучкова жила с сыном Николаем и его француженкой-гувернанткой в небольшой сторожке.

Первоначально Тучкова предполагала поставить лишь небольшую часовню, но Александр I пожаловал ей 10 тысяч рублей, на эти средства в 1820 году была построена и освящена каменная церковь-храм, сюда потянулись паломники со всей России. Сама Маргарита подолгу жила на Бородинском поле, в небольшом, специально построенном домике.

Свою жизнь Тучкова решила посвятить памяти мужа и воспитанию единственного сына Коко, так ласково она его звала.

В своих записках Д. Н. Свербеев писал о своём пребывании в Ревеле: "Норов узнал, что за городом, в Екатеринентале, находится его родственница, вдова убитого под Бородином генерала Тучкова, и на другой же день мы к ней отправились. Маргарита Михайловна Тучкова, урождённая Нарышкина, приняла нас радушно в хорошеньком домике почти рядом с небольшим дворцом, построенным Петром Великим… Родственница Норова приехала из Дерпта, где воспитывала своего сына, брала морские ванны … Падкий на женщин мой безногий молодой полковник так и таял от любезной ещё молодой, ещё красивой и в самом деле привлекательной своей кузины. Двенадцатилетний красивый мальчик Тучков, страстно любимый матерью, был не лишний в нашей оживленной беседе за самоваром".

Николай Тучков был записан в Пажеский корпус, но по слабости здоровья жил при матери. Он рос, не зная шумных и резвых игр, все любили его за сердечную его мягкость и доброту. Маргарита Михайловна не могла нарадоваться на сына, но её беспокоило его слабое здоровье, доктора уверяли, что он с годами окрепнет, что его изнуряет рост. В 1826 году Николай Тучков простудился, его лечили лучшие врачи, на консилиум был приглашён Мудров, который подтвердил, что опасности нет, он обязательно поправится. Успокоенная Маргарита Михайловна проводила врачей, а через несколько часов её 15-летний сын неожиданно умер. Он был похоронен в церкви Спаса Нерукотворного.

Ссылка брата Михаила, декабриста, в Сибирь, смерть отца, в 1825 году, и сына окончательно сразили Тучкову. Теперь ничто уже не держало её в миру. Она переселилась навсегда в свою сторожку на Бородинском поле. О своей жизни в это время она писала подруге: "День походит на день: утреня, обедня, потом чай, немного чтения, обед, вечерня, незначащее рукоделье, а после короткой молитвы — ночь, вот вся жизнь. Скучно жить, страшно умереть. Милосердие Господне, Его любовь — вот моё упование, тем и кончу!"

В разбитой жизни своей Тучкова искала утешения в помощи несчастным и бедным: помогала окружающему населению, лечила больных и привлекала желающих разделить с ней труды на пользу ближнего. Она отдаётся главному делу всей последующей жизни — устройству нового женского монастыря. В 1838 году Тучкова принимает малый постриг под именем инокини Мелании. Спасо-Бородинская община по Высочайшему Повелению становится Спасо-Бородинским общежитийным монастырём 2-го класса в 1839 году. Во время торжественного открытия Бородинского памятника в 1839 году Император Николай I посетил монастырь и келью Тучковой. Она, вынесшая столько страданий, произвела сильное впечатление на императора. Он даровал ей прощение её брата Михаила, и в 1840 году вызвал в Петербург, чтобы быть восприемницею супруги наследника, Марии Александровны, с которой она вела переписку до своей смерти.

Пострижение инокини Мелании в мантию с принятием имени Марии произошло 28 июня 1840 года. На следующий день Мария стала игуменьей Спасо-Бородинского монастыря. Возведение в игуменьи было проведено по чину рукоположения в диакониссы. Имя Марии было выбрано в память о происшествии, случившемся с ней в день второй свадьбы: навстречу новобрачной бежал юродивый с криком: «Мария, Мария, возьми посох!» Под своей камилавкой и монашеской мантией, Тучкова оставалась вполне светской женщиной и, при редких своих появлениях в свет и при дворе, пленяла всех своей блестящей речью и изяществом приемов.

Маргарита Михайловна Тучкова скончалась 29 апреля 1852 года и была погребена в Спасском храме монастыря (возведённом около места, где погиб Тучков), рядом с сыном.

via
Tags: 1812 годъ, воспитание чувств, история любви, монастырь, мужчина и женщина
Subscribe

Posts from This Journal “монастырь” Tag

promo warsh september 8, 2012 14:52 35
Buy for 500 tokens
    (с) warsh Посетить Париж и не побывать на Эйфелевой башне, это всё равно, что познакомиться с девушкой и... не потанцевать с ней.     (с) Анна Варшавчик Ничего удивительного, что встреча со всемирной достопримечательностью окрылила меня.     (с) warsh…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments